Под облаком радиации работали ликвидаторы техногенной аварии в Чернобыле

Главная / Новости / События / Под облаком радиации работали ликвидаторы техногенной аварии в Чернобыле
26.04.2022
Под облаком радиации работали ликвидаторы техногенной аварии в Чернобыле
   26 апреля 1986 года – особая дата в календаре. В этот день произошла крупнейшая в истории мировой атомной энергетики авария: на четвёртом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции случился взрыв. В ликвидации последствий страшной катастрофы участвовало немало сухиничан, среди них и житель посёлка Середейский Иван Николаевич Простов. 

   Об этом мало кто знал 
   Вначале никто не осознавал реальных масштабов случившегося. От обычных граждан и вовсе скрывали информацию о произошедшем, объясняя это впоследствии необходимостью избежать паники среди населения. Эвакуировать местных жителей начали лишь на следующий день после взрыва, когда те успели надышаться заражённым воздухом. Но при этом об аварии на Чернобыльской АЭС знали далеко не все. Не знал о ней и герой нашей сегодняшней публикации, пока его не направили туда для устранения последствий техногенной катастрофы. 
   В то время 33-летний Иван Простов работал проходчиком на Середейской шахте, обеспечивал горную проходку, прокладывал путь угледобытчикам. В один из майских дней его, рядового запаса, 13 лет назад отслужившего в ракетных войсках в Плесецке, вызвали в военкомат. Оттуда шахтёра, которому толком ничего не объяснили, отправили в Калугу, затем его и ещё нескольких человек направили в Курск, далее – в Белую Церковь… 

   Рейс до Припяти и ЧАЭС 
   С каждым километром автобус приближался к опустевшему городу Припять и Чернобыльской АЭС. До последнего пассажиры этого рейса думали, что их везут на военную переподготовку. Но оказалось, группу, которой прежде выдали спецодежду, привезли для ликвидации последствий аварии на атомной станции. Так ровно через месяц после катастрофы Иван Простов попал в зону отчуждения. 
   – 25 мая нас привезли туда. Высадили на пустыре примерно в 15 километрах от самой станции. Кругом лес да поле и мёртвая тишина. Поселились мы в палатках, быт налаживали сами. Первое время нас направляли отсыпать дамбы, чтобы сточные воды не попадали в Днепр, а потом на станцию… – вспоминает Иван Николаевич события 36-летней давности. – Там мы меняли тамбовских ребят. Помню, как сейчас, как они смеялись, радовались, когда уезжали, хвалились, что им в пятикратном размере оплатят работу. Но их всех не домой отправили, а в госпиталь. Так и ушли они вскоре на тот свет друг за другом… 

   Работа на высоте: взлёты, падения, запреты 
   Иван Простов оказался в числе тех ликвидаторов, кому доверили выполнять самую чёрную работу: разбирать завалы на крыше Чернобыльской АЭС. 
   Те подъёмы на высоту запомнились ему очень хорошо, только отнюдь не с самой лучшей стороны. 

   – Там, наверху, мы находились по пять-семь минут, не более. Поднимались на крышу в полном снаряжении: респираторы, свинцовые жилеты, прорезиненные фартуки, резиновые сапоги, перчатки. Из инвентаря – деревянная лопата. С помощью неё собирали разбросанные радиоактивные обломки, куски графита и засыпали ими реактор, который чем-то напоминал жерло вулкана. Заглядывать внутрь него не разрешалось, да и особо не хотелось. Над этой пропастью кружили также и вертолёты, с которых сбрасывали мешки с грузом. Таким образом тоже пытались засыпать реактор. Иной раз из-за высокого уровня радиации, восходящих потоков, температуры, техника выходила из строя: сам несколько раз видел, как вертолёт зависал над реактором, затем уходил в сторону и падал. Всякое было, о чём-то даже вспоминать страшно, – признаётся ликвидатор и продолжает свой рассказ. – Вообще на станции всё было строго, работы велись под надзором видеокамер, и если кто чуть что не так сделал, об этом тут же сообщалось по громкоговорителю. Поэтому крышу расчищали только лопатами, вручную это делать было категорически запрещено: тронешь что-то не то руками, рискуешь оказаться в госпитале. 
   По истечении положенного времени мы спускались вниз, измеряли уровень радиации, мылись, переодевались, садились в автобус, и он увозил нас к месту дислокации. 

   Строго по распорядку 
   Будни, проведённые Иваном Николаевичем Простовым в зоне отчуждения, были однотипными: подъём, сборы, приём пищи, выезд на станцию, возвращение обратно в палаточный городок. 
   – Кормили нас, конечно, хорошо, – констатирует Иван Николаевич. – Как говорится, от души, я бы сказал на убой. За то время, что я пробыл там, прибавил в весе: приехал – 70 килограммов, а вернулся домой – 98, почти центнер. Поведал он и о других особенностях жизненного уклада ликвидаторов. 
   – Минеральная вода в бутылках и респираторы – это то, что мы имели при себе постоянно. Пить разрешали только минералку и ничего кроме неё, а респираторы выдавали сразу по несколько штук: их приходилось менять через каждые полчаса, потому как они становились огненно-красными и даже тёмно-коричневыми. Выдавали нам и таблетки. От чего они были, не знаю, зато помню их на вид и на вкус: какие-то капсулы, горькие до невозможности. Обычно давали их штуки по три, – припоминает ликвидатор. – За тем, чтобы мы соблюдали установленные правила, распорядок дня, строго следили. За состоянием здоровья работников станции наблюдали медики, причём не просто врачи, а профессора и академики. Помимо них было много и военных. 

   Необъяснимо, но факт
   Приметил Иван Простов ещё одну странную особенность, которая произошла с ним в первые дни пребывания в окрестностях Чернобыльской станции. 
   – Перед тем, как мне туда уехать, я долго не мог вылечить руку, – переводит Иван Николаевич свой взгляд в сторону кисти, – здесь у меня была рана, которая никак не затягивалась и болела. Так и поехал забинтованный. Только там через несколько дней почувствовал какое-то облегчение, снял бинт, а под ним уже ничего не было. С чем связано быстрое заживление, я так и не понял.

   Дозиметры трещали, собаки выли 
   Это поначалу группе ликвидаторов казалось, что кругом всё было тихо и спокойно. Но вскоре из отдельных моментов сложилась довольно жуткая общая картина.
   – Честно признаться, находиться там было далеко не комфортно. Видел и как стрелки дозиметров зашкаливали, и как приборы трещали, и как графит в темноте светился. Не по себе становилось и от того, как от голода выли оставленные хозяевами собаки. Люди же рассчитывали, что вскорости вернутся в свои дома, а животных им забирать с собой не разрешали. Так и оставались звери сами себе предназначенные: кто на привязи, кто как. В общем, страшно, что творилось в округе, – говорит участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. 

   «Жаркое» лето 
   Командировка Ивана Простова на Чернобыльскую АЭС продолжалась около трёх месяцев. Пробыл он там почти целое лето 1986 года. Какую дозу облучения за это время получил, Иван Николаевич не знает. 
   – Нам никто ничего не говорил. Замеры дозиметром снимут, посмотрят, а потом командующие решают, кому отдохнуть дать, а кого работой озадачить. Когда мы уезжали оттуда, просили талончики выдать с измерениями. Вместо этого нам сказали: забудьте, что вы здесь были, что делали и что видели. Так и уехали ни с чем, разве что с премиями, грамотами и прочими благодарностями. А со временем начались проблемы со здоровьем: то зубы посыпались, то спина прихватила, то кости заболели, – резюмирует ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС. 

   Путь домой 
   – Возвращались мы через Тамбов, куда перегоняли отмытую от радиации технику, – рассказывает об окончании своей чернобыльской командировки Иван Простов. – А сколько машин навеки осталось стоять там на заражённой местности… И помимо этого всякого добра хватало. Мародёрство тоже было, но пресекалось. Улицы Припяти патрулировались военными, которые изымали у воришек, не понимающих всей опасности, разные трофеи. 
   Приехав домой, Иван Николаевич вернулся на шахту, где проработал до 1996 года. 
   – Более 18 лет провёл под землёй. Наступили девяностые, начали задерживать зарплату, которую потом и вовсе месяцами не платили. Так и пришлось рассчитаться и уехать в Москву на заработки. Поначалу в метрострое работал, затем на ткацкой фабрике. Так и прошли эти одиннадцать лет, а в 55 я вышел на пенсию, – говорит Иван Простов. После той поездки в зону отчуждения на Украине он больше не был. Сейчас, находясь на заслуженном отдыхе, хлопочет по хозяйству: в частном доме на окраине посёлка, где он живёт с супругой, всегда работа найдётся, то в огороде, то во дворе. 
   Надежда ГАСПАРЯН Фото Юрия ХВОСТОВА и из открытых источников
Просмотров: 503

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Все новости



  Уважаемые посетители сайта «Организатор.ru»!
     Газета «Организатор» в формате PDF доступна на платной основе. 
   Стоимость подписки на полугодие 2022 г. – 350 рублей. 
    Оформив подписку, на свой электронный адрес Вы получите электронную версию газеты «Организатор» в формате PDF, полностью соответствующую бумажному варианту нашей газеты. 
    Подписаться можно в рекламном отделе редакции т.8(48451) 5-34-04,
    электронная почта : org-smi@yandex.ru
 
 


Народные новости
Опрос