Агенты рейха

25.12.2020
Агенты рейха
   Из страха смерти 19 декабря 1943 года ОКР «Смерш» 63-й армии Белорусского фронта арестовал красноармейца Добрынина 1925 года рождения. Как сообщается в обзоре следственного дела, при первом допросе он показал, что был завербован в составе агентуры немецкой разведки и с ноября до конца декабря 1941 года в числе других агентов обучался в разведшколе противника, размещавшейся в Сухиничах. По окончании школы Добрынин перешел линию фронта и скрыл свою вербовку. Здесь стоит подчеркнуть, что на момент присяги немцам ему было всего 16 лет. 
   Добрынин – наш земляк, калужанин, был комсомольцем. Жил на улице Плеханова вместе с матерью и младшими братом и сестрой. Его отец, член ВКП(б), работал слесарем завода, до вступления в Калугу немцев был эвакуирован вместе с заводом. 
   Из обзора следственного дела: «На допросе 29 ноября 1943 года Добрынин показал: «В октябре 1941 года в Калугу вступили немецкие войска, через полмесяца прибыл карательный отряд, наши соседи Ж. были против Советской власти и указали, что наша семья партийная. На другой день приехали две повозки и на них семь человек эсэсовцев. Они забрали все наше имущество, семью отправили в тюрьму, а меня привезли в штаб к немецкому офицеру». Добрынина доставили в дом на улице Набережная. Там его обыскали, отобрали все документы, в том числе и комсомольский билет. Затем учинили допрос, юношу допрашивали с переводчиком, затем предложили работать с немцами. 
   «Допрос происходил о том, кто я, комсомолец ли, где семья, где отец. Спросили, желаю ли быть с ними. Я ответил, что я рабочий, был комсомольцем, мать в тюрьме, отец эвакуировался. И если мать освободите, то работать буду с вами. После этого офицер начал меня бить, потом вынул пистолет и повел во двор, выстрелил вслед возле головы. Я сильно испугался и после этого он привел меня в помещение, приказал накормить. Меня накормили и дали покурить», - сообщил Добрынин следователю. 
   По словам Добрынина, в тот же день вечером в дом на Набережной привели еще 10 человек. «Что делали с этими людьми, я не знаю», - отметил он. 
   На следующий день Добрынин был доставлен из Калугина северо-западную окраину Сухиничей. «Три дома с краю, на правой стороне» - уточняет он свое местонахождение. Сюда же вскоре привели еще 18 подростков в возрасте от 14 до 18 лет, которым, как и ему, предстояло обучаться азам разведки. 
   «Из какого контингента подбирались разведчики - не знаю, но там были лица из трех районов: Калужского, Перемышльского и Сухиничского», - рассказывает Добрынин. 
   Будущих диверсантов отдали в распоряжение унтер-офицера, и уже через три - четыре дня Добрынин и другие подростки вместе с немецким карательным отрядом принимали участие в сборе теплого белья, отбирая его у жителей близлежащих деревень. 
   Одновременно велась идеологическая обработка. «Унтер-офицер агитировал, что Россия продана, Сталин из Москвы бежал, и в ночь с 6 на 7 ноября Гитлер будет принимать парад в Москве, учил нас ненавидеть советское правительство», - рассказывал на допросе Добрынин. 
   «9 ноября 1941 года нас собрали всех и один, одетый в гражданскую форму, Н. объявил нам, что будет нас обучать стрельбе и еще кое-чему – учиться будет нетрудно», - вспоминал Добрынин. Занятия в школе, по его словам, начались 11 ноября и продолжались до 18 декабря. Задачами юным резидентам ставили научиться работать в тылу Красной Армии (выяснять расположение войск, их численность, фотографировать) и вести борьбу с партизанами. На допросе Добрынин рассказывал, что они изучали ППШ, винтовку СВТ, ручной пулемет Дегтярева, фотоаппарат лейку, топографию, компас, хождение по азимуту, разведку на местности. Часто водили на стрельбище, где агенты оттачивали умение стрелять из пулемета и немецкого пистолета. 
   Распорядок дня четкий: подъем в шесть утра, в семь – завтрак, затем занятия до 14.00 - 14.30. Обед и снова занятия. Ужин в 19.00. До 23.00 – «свиданное» время, затем отбой. Из расположения школы отлучались только по разрешению русского преподавателя Н. Он был ответственен и за агитацию: часто Н. читал подросткам газету «Новый путь», в материалах которой рассказывалось о будущей прекрасной жизни при немцах и о победах нацистов. 
   18 декабря группу резидентов перевели в деревню Выселки, там они отрабатывали навыки маскировки и перехода в тыл. «Нам выдали кожаные ремни военного образца, где возле пряжки был вколот пропуск на немецком языке. Пропуск был необходим при возвращении обратно к немцам», - вспомнил ещё одну подробность Добрынин.
   Дальше показания, данные Добрыниным на допросах, разнятся. То он сообщал, что их группу направили в составе карательного отряда под Белев бороться с партизанами, то снова учили агентурному делу в Полотняном Заводе, где преподавателем был немец Клест Ганс, затем с заданием добыть сведения о передвижении войск Красной Армии диверсантов перебросили под Брянск, то в августе 1942 года в Жиздринском районе через линию фронта его и других диверсантов перевел старик «Васильевич». Но затем Добрынин отказывался от предыдущих показаний и убеждал следователей, что из школы разведчиков он бежал, так и не окончив ее. Был призван в ряды Красной Армии и сбежал с фронта. Эту версию Добрынин озвучил на заседании военного трибунала, последний принял ее за истину. 
   А версия следующая. Незадолго до Нового года Добрынин отпросился у Н. навестить знакомую, проживавшую в деревне Плетневка, что в 15 километрах от Выселок, где продолжали учиться юные диверсанты. В Плетневке Добрынин узнал, что линия фронта совсем рядом, а немцы отступают, и решил покинуть школу и бежать домой, в Калугу. К тому времени город был уже освобожден от захватчиков. Но дома он семьи не застал. Зайдя к соседу и отдохнув у него несколько дней, решает отправиться в Рязанскую область, село Горлово, где до 1934 года проживал его отец. Но и там он не нашел родных. Затем Добрынин встал на учет в РВК, скрыв пребывание в разведшколе, а через четыре дня заболел сыпным тифом. До марта находился в больнице. Выздоровев, устроился работать помощником машиниста в баню. А в начале января 1943-го его призвали в РККА. Сначала он проходил службу в 39 учебно-снайперском полку под Казанью, а в августе попал в распоряжение 243-й стрелковой дивизии 3-й армии. 
   «Наша часть проходила уже к переднему краю обороны, в боях я еще ни разу не участвовал, а потому, дабы уклониться от участия в боях, я из части дезертировал. В двадцатых числах октября 1943 года, примерно в 15 часов дня, я свою винтовку оставил в обозе, а сам пошел по направлению на город Унеча, откуда на город Клинцы и ходил таким образом по разным селам под видом отставшего от части вплоть до моего задержания 28 ноября», говорил он на допросе в суде, который состоялся 21 февраля 1944 года. Военный трибунал 3-й Армии признал Добрынина виновным в дезертирстве и приговорил его к восьми годам лишения свободы, но с отсрочкой приговора до окончания военных действий, и постановил направить осужденного в действующую армию с формулировкой: «Если Добрынин в действующей армии проявит себя стойким защитником СССР, то по ходатайству командира части он может быть совсем освобожден от отбывания наказания». Дальнейшая судьба Добрынина неизвестна. 
   Елена ГУСЕВА
Просмотров: 633

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Все новости
  • Машина времени

    Музыка старой фотографии

    Узнать себя на странице газеты из прошлого века и понять, что твоё детство уже стало частью истории города, довелось Виктору Любину.

    Комментарии: 0

  • Машина времени

    Дома на Молодёжной улице

    Дорогие читатели! Мы продолжаем наш проект «Дом, в которомя живу», и сегодня на экскурсии в деревне Верховая мы вспоминаем события тридцатилетней давности…

    Комментарии: 0

  • Машина времени

    Дом офицеров, или «Зоновский» дом

    Прошло 43 года, как первые новосёлы въехали в дом № 109 по улице Ленина. Как он жил все эти годы? Какие тайны и интересные истории хранит в себе? Давайте сделаем маленький экскурс в историческое прошлое дома.

    Комментарии: 0

  • Машина времени

    Первая пятиэтажка

    Может быть, кому-то кажется, что этот дом не представляет исторической и культурной ценности, но всё-таки это значительная веха в летописи нашего города.

    Комментарии: 0

  • Машина времени

    Сияние свечи (4 часть)

    Домовая церковь при Чубыкинской богадельне

    Комментарии: 0

  • Машина времени

    Сияние свечи (3 часть)

    В центре села Сухиничи находилась деревянная часовня, которая принадлежала Мещовскому Свято-Георгиевскому монастырю. Точная дата её возведения неизвестна.

    Комментарии: 0



  Уважаемые посетители сайта «Организатор.ru»!
     Газета «Организатор» в формате PDF доступна на платной основе. 
   Стоимость подписки на полугодие 2021 г. – 350 рублей. 
    Оформив подписку, на свой электронный адрес Вы получите электронную версию газеты «Организатор» в формате PDF, полностью соответствующую бумажному варианту нашей газеты. 
    Подписаться можно в рекламном отделе редакции т.8(48451) 5-34-04,
    электронная почта : org-smi@yandex.ru
 
 


Народные новости
Опрос